Мама Анна, дочь Полина.

Родилась моя дочка Поля раньше срока, на 28 неделе беременности. Когда она родилась, я ее даже не видела, ее сразу забрали врачи-реаниматологи. Самое страшное было то, что когда я очнулась от наркоза, я поняла, что ничего не знаю о своем ребенке. На следующий день, нас с мужем пустили в реанимацию к нашей малышке. Назвали мы ее Полина, вес при рождении 1300, рост 40 см.

Врачи отделения реанимации делали все необходимое в своей работе, и может даже больше. Особенно я благодарна заведующей ОРИТН ГБУЗ «МОПЦ» Малютиной Людмиле Вячеславовне за настрой и поддержку.

Дочка родилась и не задышала самостоятельно. У нее была тяжелейшая пневмония. Из-за перепада давления, связанного со снятием и возвращением к аппарату ИВЛ, случилось кровоизлияние в мозг. Началась гидроцефалия. Потихоньку мы набирали вес. Мы победили пневмонию и готовились ехать на операцию. В больнице я случайно узнала про метод реабилитации Войта. Помимо гидроцефалии у недоношенных детей существует еще один страшный диагноз, который называется ретинопатия.

Ближе к выписке я договорилась с окулистом о личных осмотрах, договорилась с неонатологом, о том, что она нас будет курировать. Попав домой, мы вызвали, как положено педиатра и услышали от нее о том, что она нам помочь ничем не может. Через определенное время я начала интересоваться реабилитацией, нейрохирург долго не разрешал, но я начала собирать информацию о том, что делать и куда обратиться. Один из них была реабилитолог по технике Войта. Как только нам разрешили реабилитироваться, мы обратились к ней, и началась работа. Эта врач подсказала нам еще много специалистов, к которым мы ездили на консультации. Полина развивалась, от курсов была отдача, и в год она ползала по- пластунски. Мы искали еще возможности и других специалистов. Прошли еще курс у Польского специалиста в Москве. Полина встала. По развитию она отставала на год от своих сверстников. Мы наняли массажистку на дом. Записались к ней на год вперед. И проводим массаж каждые 2 месяца.

В 2,5 года у нас началась эпилепсия. Лекарства необходимые ребенку продаются только за границей и стоят не малую сумму. Мы обошли уже 5 эпилептологов. Сделали несколько ЭЭГ.

По итогу четыпех лет могу сказать, что мы добились многого. Полина с трудом, но ходит. Говорит, развивается. При этом я уволилась со своего постоянного места работы, но занимаюсь  преподаванием танцев, чтоб зарабатывать хоть какие-то деньги и помогать семье финансово. Я делаю все возможное для своего малыша. Но, оглянувшись назад, могу сказать о том, что врачи молодцы и очень помогали нам. Но без информационной и психологической помощи, без общения с мамочками, без материальной помощи наших родных мы не имели бы сейчас возможности целовать, обнимать, слушать песни и смотреть танцы нашей самой лучшей на свете дочки.

Кирсанова Анна, г. Сергиев-Посад
Дочь Полина (1300 г). 4 года (28 недель)

Поделиться:
-->